С Галей я познакомился в интернете. Первое время мы говорили о литературе. Она оказалась начитанной девушкой. Каждый день мы переписывались по нескольку часов. Обменялись фотографиями. Узнав, что она читала Генри Миллера, я очень удивился. Обычно женщинам не нравится Генри Миллер. Галя же его любила. Литература, и особенно Генри Миллер, нас сильно сблизили. Мы были предельно искренни друг с другом. Я, насколько можно, честно отвечал на вопросы, не обманывал ее. Галя работала менеджером в крупной фирме. Получала хорошую зарплату. У нее были светлые волосы и голубые глаза. Жила одна. Как-то она прислала мне свои довольно смелые фотографии и пригласила меня в свой город - Актобе. Я ответил, что пока не смогу приехать, нет денег, приеду, как только найдутся. Всего через неделю Галя послала мне деньги. Для любителя приключений это был небесный дар. Я сразу же купил билет. Купил подарки Гале. Красивую сумку, шарф и маленький коврик.

В Казахстан я отправился на корабле. В пути нас настиг шторм. Среди людей поднялась паника. Многих стошнило. Я же, стоя на качающейся палубе, ругал и проклинал себя. Потом оказалось, что наш корабль не принимают в порту. Продукты, которые я взял с собой в дорогу, закончились. Я съел весь шоколад, печенье, вареную курицу. А мы все еще стояли в море и ждали, когда нас примет порт. Порт был только что отремонтирован. Казахстанская сторона не хотела принимать судно из-за шторма. Корабль мог повредить порт. Я ужасно проголодался. Пошел в матросскую столовую. Толстая работница столовой продала мне гороховый суп за 10 долларов. Даже в самых дорогих ресторанах Баку гороховый суп не стоил 10 долларов. Толстая женщина знала, что нам некуда деваться. Мы сутки стояли в море и ждали, когда нас примут. В матросской столовой я съел три тарелки горохового супа. По 10 долларов за порцию. Наконец, корабль приняли. С большими трудностями мы вышли на берег. Нас долго держали и на таможне. Потому что в сумке у одного из пассажиров таможенники нашли наркотики. Из-за этого осла обыскали и всех остальных.

Поезд из Актау в Актобе уже давно отправился. Я вынужден был на день задержаться в Актау. Это очень дорогой, криминогенный город. С наступлением темноты здесь опасно прогуливаться. Поэтому я решил не выходить из гостиницы. В жизни своей я не видел гостиницы хуже этой. Голоса проституток не давали заснуть. Всю ночь до утра они кричали, пели, лаяли, мяукали. Работница гостиницы настоятельно предлагала мне проститутку. Я отказался. Сказал, что устал. Но женщина не отставала. Сказала, если устал, тебе сделают массаж, отдохнешь. Я влип. Женщина никак не отставала. Чтобы отвязаться от нее, я пошел в находившуюся рядом с гостиницей пивную. Заказал порцию сосисок, копченую рыбу, пиво. Я допивал третий бокал, когда спор, который вели люди за соседним столом, перерос в драку. По воздуху полетели пивные бокалы, бутылки. Один из бокалов чуть не угодил мне в голову. Я быстро вышел из пивной и вернулся в гостиницу. Та женщина снова подошла ко мне и предложила проститутку. В гостинице все были пьяными. Через тонкие стены было слышно, как пьяные люди матерятся, смеются, поют песни, лают, мяукают. Я стоял в коридоре и курил. Дверь одной из комнат распахнулась. Из нее, шатаясь, вышли две пьяные женщины и пьяный мужчина. Пьяный казах – самое страшное существо на свете. Они и сами говорят: «Мы, как выпьем, превращаемся в нечто среднее между собакой и свиньей». Казахам, действительно, грех пить. Пьяный казах в любой момент способен запустить в тебя бутылкой или стулом. Пьяный казах жесток. 20 человек разом нападают на одного и избивают его до смерти. Там есть такой закон. При драке ни в коем случае нельзя падать. Стоит упасть, и тебя будут бить до смерти, в лучшем случае, до сильных увечий. Пьяный казах, который вышел из комнаты с двумя пьяными женщинами, дойдя до меня, остановился. Посмотрел мне в лицо:
- Кавказец?
- Да.
- Я по глазам понял. Такие черные, большие глаза бывают у кавказцев. А что трезвый?
- Мне нельзя.
- Почему? Религия не позволяет?
- Я не религиозен. Проблемы со здоровьем.
- У меня тоже проблемы со здоровьем, но я каждый день пью. Хочешь лечь в могилу со здоровым телом? Пойдем, пойдем. Я дам тебе одну из девушек. Выбирай, какую хочешь.


Я посмотрел на громко смеющихся, еле стоящих на ногах девиц. Одна из них громко срыгнула. Пьяный казах ударил ее по лицу. Девица не закричала и не заплакала. Громко засмеялась. Выпей я целое ведро водки, и то не смог бы переспать с этими женщинами. Пьяный казах снова посмотрел на меня:
- Не обращай на них внимания, они немного перепили. Ну что, пойдем?
- Спасибо. Благодарю вас. Я не смогу пойти.
- Почему? Девушки не нравятся? Если не нравятся, найдем тебе других.
- Девушки неплохие. Просто мне неохота.
- Как хочешь. Я хотел сделать тебе хорошее. Передавай Кавказу от меня привет. Не забудь. Смотри, я узнаю, передал ты Кавказу привет от меня или нет.
- Обязательно передам.
- Дай знать, если что будет нужно. Я буду здесь. Хочешь, одна из девушек останется?
- Нет. Спасибо. Я обязательно передам Ваш привет Кавказу.

Пьяный казах с девицами, шатаясь, ушли. Я радовался, что удалось так легко от него избавиться. Я жил в Казахстане раньше. Хорошо знаю, что такое пьяный казах. Женщина, слушавшая наш разговор с самого начала, сказала: «Рубаха-парень. Каждый день приводит сюда двух девушек».

Я зашел в свою комнату и запер дверь. Галю, пригласившую меня в свой город, я проклинал. Лег и попытался заснуть. Уже засыпал, когда в коридоре поднялся шум-гам. Там кричали двое-трое мужчин, и вопили пьяные женщины. Мне было любопытно посмотреть, что происходит, но выйти из комнаты я побоялся. Драка закончилась. Я снова принялся проклинать Галю.

Утром, выйдя из гостиницы, я спокойно вздохнул. Сел в такси и поехал на станцию Мангышлак. Зашел в один магазин, накупил шоколада, колбасы, газет, хлеба, пива, минеральной воды. До отправления поезда оставалось два часа. Я сидел в привокзальном кафе, и, попивая чай с молоком, смотрел на улицу. Группа школьников вышла из школы. Когда они приблизились к кафе, между ними началась драка. Все повалили одного мальчика на землю и начали пинать его. Посетители кафе, люди, на улице, старики, молодые, женщины – наблюдали за дракой. Для них было обычным делом, когда целая группа, повалив одного, начинает его избивать. Я быстро выбежал на улицу. Раскидал бьющих, но они не хотели отставать от лежавшего на земле мальчика. Я сильно разозлился и закричал на них, словно зверь. Они испугались моих расширенных глаз, моего крика и отошли. У мальчика, лежавшего на земле, были рассечены обе губы. Он дрожал и плакал. Я помог ему встать. Окружающие люди смотрели на меня как на сумасшедшего. В какой-то мере, я лишил их возможности лицезреть интересное представление. Я был в ужасе. На Кавказе такое было бы невозможно. В любом случае, кто-то обязательно встает на защиту жертвы, не допускает продолжения драки. Здесь же, старики с длинными бородами, спокойно попивая чай из пиал, наблюдали за тем, как ребенка, свалив на землю, пинает ногами целая группа его товарищей.

Я проклинал Галю за то, что она пригласила меня в такую страну. Не забывал и о себе. Положим, Галя дура, а ты-то что? Не шутка, я переплыл море на корабле. К тому же, я должен еще и поездом ехать. Кстати, в поезде мне тоже было несладко. Когда выходил из туалета, ко мне прицепился пьяный казах и спросил:
- Зачем ты так часто заходишь в туалет? Как только я прихожу в туалет, вижу здесь тебя.
- У меня проблемы с почками.
- Это меня не интересует. Мне надоело видеть тебя. Как ни захожу в туалет, ты тут. Ты кавказец?
- Да.
- А что здесь делаешь? Наверное, слышал, что нашим женщинам нравятся кавказцы.
- Меня пригласили в гости.
- Кто?
- Родственники.
- Ага. Значит, тут живут твои родственники. Скажи им, что они здесь долго не задержатся. Придет время, и в Казахстане будут жить только казахи.
- Скажу.
- Вас знают, как героев. Но на самом деле вы трусы. Но должен признать, что кавказцы очень щедрые. Я еще не встречал жадного кавказца. Захочешь выпить, заходи в наше купе.
- Спасибо. Вы тоже очень щедры.
- Нет. Нам далеко до кавказцев. Но смотри, чтоб я больше не видел тебя, входящим или выходящим из туалета. Мне надоело видеть твое лицо. Еще раз увижу тебя перед туалетом, выброшу тебя прямо в пустыню. Захочешь выпить, заходи в наше купе.

Хорошо, что этот казах недолго ехал со мной. Не то мне было бы совсем тяжело. Когда возникали позывы к отправлению естественных потребностей, я высовывал голову из купе и оглядывал коридор. Быстро выбегал в туалет, кое-как делал свои дела и - бегом обратно в купе. От пьяного казаха можно было ждать чего угодно. Раньше я ведь жил в этой стране и казахов знаю.

Однажды я ехал на автобусе из Бишкека в Алматы. Приблизительно в 2 часа ночи автобус доехал до Алматинского вокзала. Я подошел к такси. Поговорил с водителем. Договорились о цене. Сел на заднее сиденье. Потому что на переднем, рядом с водителем, сидела женщина. Кажется, она была возлюбленной водителя, и он возил ее с собой по ночам. Во всяком случае, так мне показалось. Тогда я жил в поселке «Третий Айнабулаг». На полпути водитель подъехал к заправке. Попросил у меня денег. Сказал, что при нем нет денег, и нужно заправиться бензином. Я отдал половину цены, о которой мы договорились. Но он хотел, чтобы я заплатил всю сумму. Так мы поспорили. Потом успокоились. Доехав до поселка «Айнабулаг», я попросил подъехать не к тому дому, где жил, а к соседнему зданию. Половину денег я отдал водителю на заправочной станции. Когда отдавал оставшуюся часть, он сказал, что мы договаривались о другой цене. Я удивился. Сказал, я же заплатил тебе половину. Так мы опять начали спорить. Оба вышли из машины. Я не мог доказать ему, что только 15-20 минут назад я заплатил половину денег. Он разозлился. Схватил меня за ворот и ударил по лицу. Сидевшая на переднем сиденье женщина вышла из машины. Она попыталась успокоить водителя. Водитель прикрикнул на нее и приказал сесть обратно в машину. Видимо, когда-то он был военным. У него получалось говорить приказным тоном. Женщина, мягко прикоснувшись к его рукам, которыми он схватил меня, попросила отпустить. Водитель крикнул на нее и снова ударил меня по лицу. Он кричал, требуя у меня денег.

- Я видела. Он же заплатил тебе половину, - сказала женщина.

Водитель отстал от меня и схватил женщину за волосы. Повалив ее, протащил ее по земле, а затем начал зверски пинать ногами, крича и ругаясь:
- Шлюха, почему ты его защищаешь? Он понравился тебе? Шлюха, обнаглела? Почему ты его защищаешь?

Воспользовавшись моментом, я убежал в ночь. Правда, спустя время, я испытывал муки совести за то, что не сумел защитить женщину от побоев, но иного выхода у меня не было. Я обернулся только раз. Водитель все еще продолжал пинать ее. Поднялся домой и заперся изнутри. Быстро прошел в ванную, умылся холодной водой. Выпил воды. От страха не стал даже включать свет. Тихонько отодвинул занавески и посмотрел во двор. Водитель долго расхаживал между зданиями и искал меня. Попади я ему в руки, возможно, он убил бы меня. Он еще долго искал меня среди зданий. Я же, в темной комнате, за занавеской, наблюдал за проезжающими по улице машинами. Наверное, он будет искать меня и завтра. Поэтому ровно три дня я не выходил из дома.
Сеймур Байджан, "Гугарк", 2-е переработанное издание. Перевод: Фериджан Яре, редактор: Луиза Погосян. "Южнокавказская интеграция: Альтернативный старт", 2014