Я вспомнил уйгура Рашида. Как-то зимней ночью я поспорил с владельцем дома в Алматы, где я жил. Мы пили водку. Поспорили по какой-то дурацкой причине. Хозяин дома крикнул "заткнись". Я не замолчал, ответил ему. Хозяин дома поднялся и сильно ударил меня кулаком в лицо. Я свалился со стула. Из носа пошла кровь, губа разбилась. Хозяин дома сразу же пожалел о своем поступке. Взяв со стола салфетку, он хотел почистить кровь с моего лица. Я оттолкнул его руку. Кровь из носа все шла, но я оделся и перекинул свою маленькую сумку через плечо. Хозяин дома молча смотрел на меня. Он хотел что-то сказать, но не мог. Что случилось, то случилось, говорить было уже бессмысленно. Он хорошо меня знал. Знал, что никакими словами, никакими действиями меня не удержать. Когда я направился к двери, хозяин преградил мне путь:
- Умойся хотя бы.
- Не нужно, отойди...
- Подумай. Тебе некуда идти. Останься здесь. Успокойся. Не уходи. Если ты уйдешь, мне будет очень совестно. Я тебя больше не побеспокою. Я и сам хочу уйти отсюда.
- Не прикасайся ко мне. Ничего мне не говори. Ты знаешь, что я не могу остаться. Поздно.
– Не уходи. На улице холодно. Тебе же некуда идти. Забудь все. Как будто ничего не случилось…

Той зимой в культурной столице Республики Казахстан снега было по колено. На улице было так тихо, что было слышно, как падают снежинки. Я в жизни не видел столь печальной зимы, столь печально падающего снега. Неожиданно мне взгрустнулось. Сердце защемило. Мне показалось, что все люди, с безразличием, решили испытать мою волю. Я лег на снег и громко зарыдал, будто хотел пробудить ото сна огромный, безжалостный город.

Я поплакал, и стало легче. Ничего ужасного. Я уже не чувствовал себя одиноким в большом городе. Стерев снегом кровь с лица, я отправился в ночной клуб “Congress”. Рашид каждый день после часа ночи был в этом клубе. Здесь его все знали. Рашид великолепно танцевал, когда он танцевал, на него смотрели все. И это Рашиду нравилось. Он гордился этим. Танцы были смыслом его жизни. Читая рассказ Альберто Моравиа «Жизнь - это танец», я всегда вспоминаю Рашида. Со вкусом одетому, высокому, интересному Рашиду везло по части женщин. Возле него всегда были красивые девушки. 35-40-летние женщины, приходящие по субботам и воскресениям в ночной клуб потанцевать и выпить, приглашали Рашида на выпивку. Некоторые предлагали ему и постель.

С Рашидом я познакомился совершенно случайно. Я жил с одной узбечкой, а Рашид гулял с ее подругой. Мы часто выезжали за город. Рашид все время целовался со своей девушкой. Я удивлялся их долгим, ненасытным поцелуям. В то время мне не нравилось целоваться. Я не понимал бесконечно целующихся, ласкающих друг друга людей. За городом мы жарили шашлыки, пили пиво, водку, лежали на траве. Возлюбленная Рашида была очень красивой девушкой. Она очень сильно любила Рашида. Не каждому мужчине выпадает быть настолько любимым женщиной. Девушка преклонялась перед Рашидом. Ее самой большой мечтой было родить от Рашида ребенка. А Рашид ребенка не хотел.

Однажды девушка сказала Рашиду, что беременна. Рашид потребовал избавиться от ребенка на следующий же день. Они сильно поругались. Рашид дал девушке пощечину. Рашид уговаривал девушку сделать аборт. Но девушка не соглашалась. Они днями спорили по этому поводу. Рашид несколько раз побил девушку. В один прекрасный день она переехала в другой город, чтобы спокойно родить ребенка. Рашид какое-то время был в печали. А потом жизнь вошла в прежнее русло.

Моя возлюбленная, узбечка, работала учительницей русского языка. Она была хорошей, доброй, страстной, не такой уж красивой девушкой. Мы познакомились в цветочном магазине. У нее была одна дурная черта. Много говорила. Она говорила так много, что я сходил с ума. Говорила безостановочно. Всегда, везде – когда купалась, в постели, когда мыла посуду, переодевалась, даже, когда причесывалась… Мне было жаль ее учеников. Она не носила бюстгальтера. Она ненавидела носить бюстгальтер. Жила одна. Не была чистоплотной, не смотрела за домом. Над губой постоянно были волосы. Бутылки от выпитого нами пива сутками оставались посреди комнаты. Каким образом эта девушка стала учительницей, - я не понимал. Начав пить, она не останавливалась. Все говорила. Иногда она пила и днями не ходила на уроки. Когда пила, она всегда пела песню «На нашей улице есть девушка». Мне нравилось, когда она говорила на узбекском языке. И вот ее уволили с работы. Девушка нисколько не огорчилась. Ей все было нипочем. Она переехала к сестре. Мы начали реже встречаться. Потом и вовсе прекратили. Как-то встретились в городе. Девушка сказала мне, что собирается выйти замуж, через несколько месяцев у нее свадьба. Ровно час она рассказывала стоя посреди улицы о своем будущем муже. Я пожелал девушке счастья и еле распрощался с ней.

Интересно, где сейчас эти люди, чем занимаются?

...Я не ошибся. Рашид был в ночном клубе. Я подошел и поздоровался. Рашид той ночью был очень весел. Он сразу понял, что что-то случилось. Я просто сказал, что подрался и ушел из дома. Он симпатизировал кавказцам. Меня он очень любил. Рашид заказал мне пива. Помню, он еще вытащил из кармана пачку денег, сказав: "пей смело, деньги у нас есть". Даже в самые тяжелые моменты я верил в лучшее, в то, что есть хорошие люди. Тем вечером я видел в Рашиде своего спасителя. Его веселое лицо исцелило на меня. Произошедшее со мной, удар в лицо, разбившаяся губа, кровь из носа казались мне такими далекими. Рашид выпил бутылку пива и произнес свое любимое изречение: «10 лет так поживем, посмотрим, что будет потом».

Он пошел танцевать. Как всегда, все смотрели на него. Рашид, окрыленный этими взглядами, продемонстрировал великолепный танец. Мы танцевали и пили пиво в ночном клубе до 4 утра. Оба сильно опьянели. В начале пятого мы вышли из ночного клуба, сели в такси и поехали домой. Войдя в дом, Рашид, не переодеваясь, лег на диван и заснул. Его тело привыкло спать в одежде. А я не смог заснуть. Я бесцельно бродил по дому, и щелкая по стаканам и стеклянной посуде, слушал в ночной тишине звуки, издаваемые от соприкосновения моих пальцев и стекла. Я достал из холодильника и поел колбасу, сыр. На кухне нашел газету «Караван». Помню, что там было: одна женщина отправила в редакцию письмо о том, как она познакомилась со своим мужем. В рамках конкурса автор лучшего письма должен был получить премию...
Сеймур Байджан, "Гугарк", 2-е переработанное издание. Перевод: Фериджан Яре, редактор: Луиза Погосян. "Южнокавказская интеграция: Альтернативный старт", 2014