Приблизительно в 8 часов я пошел в отель. Отель находился на окраине города. Там ночевали торговцы машинами. Я сильно устал. Пошел в сауну во дворе отеля и хорошо пропотел. Мне сделали массаж. Выпил несколько бутылок «Боржоми». Сильно полегчало. Почему-то спиртного не хотелось. Вернулся в комнату. Посмотрел немного телевизор. Ни на одном канале не нашел ничего интересного. Все - мультфильмы, документальные фильмы, развлекательные программы, фильмы про Вторую мировую войну, казались мне неинтересными. Выкурив подряд две сигареты, я разделся и лег в постель. Сколько ни старался, не смог заснуть. Я устал ворочаться. Перегородки в отеле были тонкими. Я ясно слышал шум воды, стук дверей, голоса говоривших в коридоре людей. Особенно сильно меня беспокоили доносившиеся из комнат интимные звуки. Я засунул голову под подушку, но все равно не нашел спасения от этих интимных звуков. Наконец, я смирился, что доносившиеся из комнат интимные звуки не дадут мне уснуть. Девушек в отель привозили из города. Вызвать девушку в отель в Рустави было намного дешевле, чем в Тбилиси. Несмотря на то, что между Тбилиси и Рустави было расстояние всего в 10 километров. Торговцы машинами, ночуя в отеле, обязательно вызывали девушку. Это уже превратилось в традицию. Девушки приходили, выполняли свою работу, возвращались обратно в город. Некоторые оставались в отеле. Их вызывала женщина, которая работала в буфете отеля. За это буфетчица получала магарыч и от девушек, и от клиентов. Интимные звуки доносились из каждой комнаты. Я встал и оделся. Было уже поздно куда-то идти, но лечь и заснуть тоже было невозможно. Я спустился вниз, в буфет. Буфетчица красила губы помадой. Ей было около 60 лет. Было ясно, что в молодости она была очень красивой, породистой, пухленькой женщиной.
- Что случилось, молодой человек, не смог заснуть?
- Шум мешает.
- Видишь, все кайфуют. Пока молодой, надо кайфовать. Потом возможности не будет. Дать кофе?
- Дай. Пусть будет немного крепким.
- Все говорят, что молодежь испортилась. Я так не думаю. У каждого времени свои законы. Было время, когда я работала на крупном заводе бухгалтером. Была во всех городах. Каждый год ездила по курортам. Сейчас работаю буфетчицей в отеле. Слава Богу, неплохо. Главное, я не сижу дома. Если буду сидеть дома, рано постарею, сойду с ума. Я работаю здесь, чтобы не скучать. Дети живут в Израиле. Каждый месяц посылают мне деньги. Я ни в чем не нуждаюсь. Они хотели и меня туда отвезти. Я не поехала. Уже поздно. Для таких пожилых людей, как я, трудно начинать жизнь сначала, с нуля. Что я буду там делать, если поеду? И здесь хорошо. Правда, раньше было еще лучше. Я получала хорошую зарплату. На заводе нам всё давали. Продукты, мебель, одеяла, путевки на курорт... Все развалилось. Но я, в отличие от других не делаю из этого трагедии. И в то время были люди, которые не умели жить. Шли с работы домой, из дома на работу. Не хотели покупать себе одежду. Были похожи на сирот. Все говорят - конец света. Пустые разговоры. Те, кто это говорит, необразованные люди. Если они почитают исторические книги, то увидят, что мы, может, в самое спокойное время живем. Мой отец участвовал в войне. Потерял руку. Но трижды был женат. Я его дочь от второй жены. Любил пожить в свое удовольствие. Всегда говорил, что немцы напали внезапно и за одну ночь убили 30 тысяч наших солдат. Надо есть-пить, кайфовать...

Я терпеть не могу философию, основанную на прожитых годах. Женщина безостановочно говорила. Отвечать на ее мысли было бы нелепо. И мне было лень говорить. Эта женщина верила, что то, что она говорит, и есть истина. Потому что ей было много лет. Если бы я ответил на что-то из того, что она говорит, разговор затянулся бы. К тому же, в том, что она говорила, была доля правды. Ее монолог соответствовал моей жизненной философии. Один Аллах знает, что она вытворяла в молодости. Сколько лиц, сколько колен видала. Она поставила передо мной приготовленный кофе:
- Я сахар не кладу. Сам положишь, хочешь, дам молока.
- Не надо.
- Сюда часто приезжает один мужчина. Он торгует машинами. Его жена умерла. Хотел взять меня замуж. Не пошла. Неплохой мужчина. Нормально зарабатывает. И выглядит хорошо. Я просто не захотела. Уже поздно. Случись это 10 лет назад, может, я и вышла бы замуж. А в такие годы зачем мне муж? Живу себе спокойно. Пускай идет и найдет себе другую. Женщин полно везде. Я видела в жизни все, что нужно. Надевала лучшие платья, самые лучшие мужчины любили меня. У меня со многими людьми были отношения. Я счастливая, ни с одним из мужчин, с которыми у меня были отношения, я больше не сталкивалась. Все, что делала, делала поодаль, в других городах. Надо жить для себя. А курорты на что? Пила, сколько могла. Больше мне нечего желать. Сколько тебе лет?
- Скоро тридцать.
- Это самое лучшее время твоей жизни. Будь я мужчиной, каждую неделю у меня была бы новая женщина. Ненавижу мужчин, которые прячутся под юбкой у жены. Мужчина должен есть и пить, кайфовать, быть бабником. Есть такие глупые мужчины, которые всю жизнь живут с одной женщиной. Пока есть возможность, гуляй, кайфуй. Человек должен прожить жизнь так, чтобы потом не было обидно за прошедшие дни.

Буфетчица относилась к тому типу женщин, которые в силу своего возраста, позволяют себе говорить обо всем в открытую. Она была уверена, что никто не будет предъявлять к ней претензий. Прожитые годы позволяют таким женщинам пропагандировать другим свободную жизнь. Они также большие зануды. Если бы я просидел в буфете два часа, она рассказала бы мне всю свою жизнь в мельчайших деталях. Такие женщины постоянно испытывают потребность в передаче другим своей жизненной философии, своих истин. Тем самым они как бы выполняют серьезную миссию. Они находят с кем поговорить везде, в автобусе, больнице, лифте, в очереди. В любых условиях умеют принудить других слушать их. Давать советы - вот их задача. По их мнению, каждый обязан выслушать эти монологи. И я тоже. Женщина прикурила сигарету:
- Говорят, курение вредно для организма. Приводит к возникновению морщин. Мне все равно, я курю. Моя бабушка тоже курила. Причем сигареты без фильтра. Некоторые женщины переживают, когда появляются морщины. Глупые, они не понимают, что тело каждого человека подчиняется законам природы. В каждом возрасте есть своя красота. Лицо, если ты постарел, оно должно покрыться морщинами. Разве можно переживать из-за морщин?

Буфетчица, сказав это, внимательно посмотрела на себя в ручное зеркальце, которое вытащила из сумки. Этот жест полностью противоречил ее словам. На самом деле она старалась казаться веселой, беззаботной, но внезапно вспомнила о морщинах на своем лице. Наверное, морщины, которые беспокоят каждую женщину, заботили и ее. Она посмотрела в зеркало и зевнула. Потушила сигарету капающей из крана водой:
- Дать кофе?
- Дай, крепкий.
- Старость сама по себе означает своего рода бесстрашие перед прошлым. Чтобы не бояться прошлого, надо получать удовольствия вовремя, в молодости. Ненавижу скупых людей. Я никогда не была скупой. Все, что получала, тратила. Скупость женщины еще как-то можно терпеть. Но если скуп мужчина, он ни на что не годен. Ты женат?
- Нет.
- Ничего. Не поздно. Самое время. Человеку нужна также семья, дети. Женись, но от удовольствий не отказывайся. Правда, человек рождается один раз. Жизнь коротка. Мир, не оставшийся Николаю, никому не останется.

В таких диалогах можно говорить только банальности. Говорить в таких диалогах что-то умное, смысловое, искреннее было бы неуместно, фальшиво.
- По-моему, жить нелегко. А ты что думаешь?
- Смотря кому.
- Правильно, точно. Есть люди, которые ни разу в жизни не думали о жизни, о том, как жить. Я знаю пару таких. Нет никакой разницы между ними и коровами. Налей мне 100 грамм водки. И дай два ломтика лимона.
- Надо было раньше попросить. Я хотела сама предложить. Постеснялась. Хочешь есть?
- Нет, я сыт.
- Есть хорошие котлеты, сама приготовила.
- Днем я хорошо поел.
- Смотри, такие вкусные котлеты ты нигде не найдешь. Такие котлеты, какие готовлю я, не сумеет приготовить даже царица Тамара.

Женщина сказала это и громко рассмеялась. Ей самой очень понравилось то, что она сказала. Я выпил водку. Закусил ломтиками лимона. Тело согрелось. Словно в животе заработал тепловой генератор.
- Домашняя водка. 65 процентов. Один мужчина приносит. Хорошая водка. Иногда и сама пью. Полезно для организма. Убивает микробов. Немного крепкая.
- Я почувствовал.
- Извини, надо было предупредить тебя. Давай, я покажу тебе свою фотографию в молодости. Подожди, сейчас принесу.

Женщина пошла вытащила из толстой книги фотографию и подошла ко мне:
- Смотри, это я. Фотографировалась в Крыме. Отправили с завода. Дважды в год я ездила на курорт - зимой и летом.

Девушка на фотографии стояла на берегу моря. Она улыбалась, на ней был купальник. Неужели эта полная женщина когда-то была девушкой с такой великолепной фигурой? Старые фотографии всегда нагоняют на меня грусть. Даже если это фотография человека, которого я не знаю. Однажды я обнаружил одну семейную фотографию в книге, которую взял из библиотеки («Обломов»). Фотография была сделана в 1956 году в Кисловодске. Молодые муж и жена улыбались. Каждый прижимал к себе ребенка. Я хотел сдать фотографию в газету и найти ее владельца. Но внезапно должен был уехать. Вернулся домой через 20 дней. Уже потерял интерес. Желание найти владельца фотографии исчезло.
- Ну как?
- Великолепно, нет слов.
- Сейчас я немного располнела. Годы берут свое. На этой фотографии мне 30 лет. Но никто не давал мне больше 20-ти. Встреть ты меня тогда, сразу влюбился бы. Я ни к кому не привязывалась. Кайфовала на курорте и возвращалась домой. Мой тебе совет, после женитьбы не привязывайся сильно к жене. Когда женщина осознает свою незаменимость, она наглеет. Быть плохим мужем, это не трагедия, трагедия - быть плохим возлюбленным. Есть мужчины, которых не любят жены, но любовницы любят. Потому что настоящие мужчины бывают очень плохими мужьями, но бывают очень хорошими любовниками. То же самое относится и к женщинам. Быть плохой женой не трагедия, трагедия - когда женщина плохая любовница. Когда я фотографировалась, здесь, я уже знала все это. Налить тебе 100 грамм водки, понравилось?
- Отличная водка.
- Я говорю не о водке, а о фотографии.
- Обе отличные, и фотография, и водка...
- Как тебя зовут?
- Сеймур.
- В первый раз слышу.
- Это новое имя.
- Мне нравится имя Спартак. Всю жизнь я искала мужчину по имени Спартак. Не нашла. Однажды встретила. Он был проводником в поезде. Я была разочарована. Это позорно, когда мужчина по имени Спартак работает проводником.

Такой бессвязный диалог мог долго продолжаться. В ее свободной разговорной манере проскальзывало недоверие к людям моложе себя.
- Скоро мужчины проголодаются и придут поесть. Так всегда происходит. После того, как переспят с женщиной, они хотят есть. Ты почему не заснул?
- Не смог, шум мешал.
- Позвать?
Было бы стыдно сказать «нет» после стольких гедонических разговоров. И выпивка, и беседа оказали свое действие.
- Позовите.
- Какую хотите?
- Пусть будет полной, я не люблю худых женщин.
- Есть одна девушка, я позову ее. Мать русская, отец грузин. Настоящий советский продукт. Очень добрая девушка. Еще никто не оставался ею недоволен. Придет через час. Дать лимон?
- Двух долек достаточно.

Выпив водку, я закусил лимоном. К остывшему кофе не притронулся. Дал женщине 20 лари сверх счета на чай. Убить час времени было нелегко для меня. Для мужчины это тяжелый процесс - ждать женщину, с которой он будет спать. У человека путаются мысли. Рука не поднимается что-то сделать. Все мысли концентрируются на процессе, который должен произойти. Невозможно даже читать. Подумать страшно о том, что женщина, которую ты ждешь, не придет. Вот это настоящая трагедия. Кто сталкивался с этим, хорошо знает, что я хочу сказать…
Сеймур Байджан, "Гугарк", 2-е переработанное издание. Перевод: Фериджан Яре, редактор: Луиза Погосян. "Южнокавказская интеграция: Альтернативный старт", 2014