Доброе утро!

Сеймур, я не смогу приехать в Баку. А ты не сможешь приехать сюда. Мы можем встретиться только на нейтральной зоне. В Тбилиси. Я на все готова. Ничего не боюсь. Мои крылья выросли. Я ищу место, чтобы полететь. Ты только прикажи. Я готова на любые шаги. Я готова пойти с тобой даже на край света, готова жить в пустыне. Мы сможем жить в Тбилиси. Ты ничего не бойся. Положение не столь сложное, как ты думаешь. Я чувствую себя очень сильной. Мне придает смелость любовь к тебе. Я обо всем подумала. Мы снимем дешевую квартиру. Правда, мама не простит мне побег из дома. Но все уладится. Я нашла выход. Мы напишем письмо Саакашвили и попросим у него дом. Если захочешь, я сама напишу текст письма. Я напишу такое письмо, что Саакашвили поймет нас. Я напишу, что грузины гостеприимный народ. Я напишу, что грузинское государство обязательно должно создать условия для двух любящих друг друга молодых людей. Я стану работать в армянской школе в Тбилиси. Потом ты тоже найдешь работу. У всех бывают трудные времена. С нами по соседству живет семья, они 15 лет жили, снимая квартиру. Сейчас они вспоминают те дни как самые счастливые в своей жизни.

Напиши ответ. Твой ответ важен для меня.

Старайся жить.
Айнур.


Доброе утро!

Сеймур, может ты читаешь мои письма как письма легкомысленной девушки, не имеющей представления о жизни. У меня есть голова на плечах. И я не ребенок. Я не сумасшедшая. Я не нахожусь под влиянием телесериалов, индийских фильмов. Я осознаю ответственность своего поступка. Твоя трусость нервирует меня. Если ты скажешь мне «уйди из дома», я даже не спрошу, куда мы идем. Я готова полностью подчиниться тебе. Я чувствую в себе страшную силу, веру. Мы сможем жить в Тбилиси. У тебя там много друзей. Они нам помогут. Я готова носить самую дешевую одежду. Но знай, если я уйду из дома, то никогда не смогу туда вернуться. Если я уйду из дома, я уйду навсегда. Не пытайся меня разубедить. Тебе это не удастся. Напиши мне только «приезжай в Тбилиси». И все. Будь смелее. Не бойся. Кто не рискует, тот не пьет шампанского. Пойми меня. Все в наших руках. Ты никогда не узнаешь, за что я тебя люблю.

Старайся жить.
Айнур.


Здравствуй.

Сегодня утром я ходила в церковь. Ты был в той церкви. Помнишь, вас пригласили на свадьбу. После свадьбы ты был сильно пьян. Не мог стоять на ногах. Кричал возле бассейна. Пел песни. Потом прыгнул в воду. Я боялась, что ты заболеешь. Ребята стояли на балконе и смотрели, как ты купаешься. Той ночью ты был очень веселым. Такими веселыми люди бывают только раз-два в жизни. Смотри, сегодня утром я пошла в церковь, в которую вы ходили в день свадьбы. Эта церковь находится рядом с нашим домом, к тому же, я люблю двор этой церкви, там я чувствую покой. Сегодня утром в церкви я много молилась за тебя. Ты почувствуешь, как от души я молилась за тебя. Я решила, всегда приходя в церковь, молиться и за тебя.

Сеймур, в церкви мне в голову пришла одна мысль. Может, моя приверженность другой религии является препятствием для тебя, для нашей совместной жизни в Тбилиси?! Ведь вы, мусульмане, верны своей вере. Если моя принадлежность к другой вере является для тебя проблемой, пожалуйста, напиши это открыто. Я интересовалась этой темой. Обычно, когда мусульманские мужчины женятся на женщине другой веры, они требуют от женщины принять Ислам. Я не ярая приверженка церкви. Вообще, армяне - не религиозный народ. Я хожу в церковь, чтобы найти успокоение. Мне нравится тишина церкви. Я никогда не говорю в церкви со священниками. Потому что большинство священников - мошенники. Своими мошенничествами священники пятнают имя Иисуса. Я прочла произведение Достоевского «Братья Карамазовы». Все написанное там - правда. Если пророк Иисус однажды воскреснет, священники первые закидают его камнями. Я никогда не бросаю в церкви денег в ящик для пожертвований. Потому что эти деньги не дают одиноким, сиротам, неимущим. Их распределяют среди священников. Поэтому наши священники толстые. Все они ездят на дорогих машинах. Вообще, я против того, чтобы в церквях собирали деньги. Всегда говорю своим знакомым, чтобы они не кидали денег в ящики для пожертвований. Потому что там, где есть деньги, там нет Бога. По-моему, каждый должен сам выбрать человека, которому будет помогать. В нашем городе есть несколько русских женщин. Я всегда даю им деньги. Они действительно нуждаются. Сеймур, если моя принадлежность другой религии является для тебя проблемой, пожалуйста, напиши это мне открыто. Да, мне очень тяжело. Но я смогу что-то сделать. Когда я писала «я на все готова», ты должен был все понять. Я понимаю всю ответственность слов «я готова на все». Я не в пылу душевного порыва написала, что готова на все. Я на самом деле готова на все, понимаю и то, что больше никогда я не смогу быть такой смелой как сейчас. Пожалуйста, если моя принадлежность другой религии создает тебе какую-то проблему, напиши об этом открыто. Все равно Бог един.

Целую.
Старайся жить.
Айнур.


Здравствуй!

Я очень люблю вспоминать проведенные в лагере дни. Это стало моим самым любимым занятием. Прошло еще не так много времени, а я уже чувствую, что дни, проведенные в лагере, были самыми счастливыми в моей жизни. Как все было просто и красиво! Как быстро я повзрослела за эти 12 дней. В лагере я простилась со своим детством. Я помню, как ты танцевал босиком. Я боялась, что ты поранишь ногу. Ты забыл, где снял туфли. Мы, смеясь, искали твои туфли. Нашли их возле родника. Однажды за завтраком я села за другой стол. И разговаривалась с одним парнем за нашим столом. Вдруг, подняв голову, встретилась с твоим взглядом. Я все поняла. Ты так сердито смотрел на меня... Ты был очень смешным. Мне захотелось засмеяться. Еле сдержала себя. Боялась, что ты обидишься. Когда ты сердишься, ты выглядишь очень смешно. Если не хочешь выглядеть смешным, старайся не сердиться. Мне нравилась твоя белая кепка. Я очень хотела, чтобы ты подарил ее мне. Я несколько раз намекала на это, но ты ничего не понял. Однажды ты сильно напился. Забыл кепку на скамейке возле родника. Я хотела украсть ее. Не решилась. Мне очень нравилась та кепка. Потом ты подарил эту кепку ненавистной Елене. Мне было очень плохо. Елена, словно мне назло, выходила танцевать в ней. Кажется, она знала, что мне нравится белая кепка.

Ты подарил клетчатую рубашку француженке. Я знала, она тебе нравилась. Как-то, когда она купалась в бассейне, ты так жадно смотрел на нее, что мне стало тебя жаль. Ты раскрыл рот. Забыл про все на свете. Я понимаю тебя. И вправду, у нее была потрясающая фигура. От нее не только у тебя, у всех текли слюнки.

Сейчас я читаю произведение Стейнбека «Люди и мыши». Очень грустное. Никогда бы не подумала, что какое-либо произведение может так расстроить меня.

Старайся жить.
Айнур.


Здравствуй.

Не говори глупости. Разве ты не знаешь, что я атеист? Сейчас у меня нет времени. В ближайшие дни напишу. В конце месяца я еду в Тбилиси. Я должен купить себе новые брюки. Донашиваю последние. Они могут порваться в любой момент. И туфли куплю в Тбилиси. Там дешево. Пока. Если будет возможность, позвоню тебе из Тбилиси. Оказывается, грудь француженки была из силикона. Мне об этом потом сказал Армен. Вроде, когда они были в лесу, они занимались любовью. У меня были подозрения насчет ее груди. Было что-то неестественное. Она каждый день плавала в бассейне и сводила нас с ума. По-моему, она нарочно плавала каждый день в бассейне, чтобы поиграть с нами. Знала, что нравится всем нам. Эта телка вела себя как Жозефина.

Сеймур.


Здравствуй!

Я начала учить азербайджанский язык. Уже знаю 14 слов. «Necəsən» (Как дела), «qaşıq» (ложка), «səhər» (утро), «kələm» (капуста), «dəmir» (железо), «alma» (яблоко)... Ты тоже поможешь мне. В нашем квартале живет одна женщина. Она родилась в Баку. Выросла в Баку. Ее муж был азербайджанец. Дети в России. Она чисто знает азербайджанский язык. Она тоже обещала мне помочь. По вечерам я разговариваю с ней во дворе. Она рассказывает о Баку. Говорит, что хочет увидеть свой дом, могилу мужа, а потом умереть. Ее самое большое желание - увидеть Баку. После известных событий переехала в наш город. Ее дети не смогли здесь остаться. Уехали в Россию. Я спрашиваю у нее, как же все это произошло. Говорит, ничего не знаю. Мне ее жаль. Ее воспоминания очень интересны. Слушая ее, я расстраиваюсь. Сейчас я в полной мере начинаю понимать, какое большое несчастье произошло. Особенно тяжело смешанным семьям. Сколько семей разрушилось. Она очень скучает по дому. Говорит, хотя бы раз увидеть свой дом. Наверное, ты тоже сильно скучаешь по своему дому. Я тебя понимаю. Тяжело. По-моему, наша сильная привязанность к родным местам, близким, родителям мешает нам спокойно жить. Здесь жила одна немка. Учила детей немецкому языку. Приехала по линии какого-то фонда. У нее умер брат. Девушка надела черные очки, черное платье. А домой уехала спустя месяц, когда закончились занятия. Я была поражена ее хладнокровием. Я думала, что она, расстроившись от этой трагической новости, сразу уедет домой. Она же осталась здесь до последнего учебного дня. Мы никогда не сможем быть такими, как они. Даже не знаю, хорошо это или плохо. Знаю только то, что в последнее время много думаю о людях и жизни.

Старайся жить.
Напиши ответ.
Айнур.
Сеймур Байджан, "Гугарк", 2-е переработанное издание. Перевод: Фериджан Яре, редактор: Луиза Погосян. "Южнокавказская интеграция: Альтернативный старт", 2014