Доброе утро!

Два дня назад я был в гостях у своего друга - молодожена. Вернее, он пригласил меня в гости. Долго настаивал. Я не смог отказать. Я почувствовал, что он хочет показать мне свою новую жизнь. Все в доме - начиная от посуды до скатерти на столе - дышало новизной, присущей быту молодоженов. Молодожены выглядели счастливыми. Были друг с другом очень вежливы. Своим поведением они словно хотели сказать мне «посмотри, как мы счастливы». Хозяйка дома пожарила рыбу. Приложила все свои силы, все умение, чтобы показать, какая она аккуратная. Сказать по правде, рыба получилась очень вкусной. Мне захотелось поесть еще. Но постеснялся попросить. Не решился. Притворялся, что внимательно слушаю их бессмысленные разговоры. Каким бы свободным, раскованным ни смотрелся я со стороны, в том доме я чувствовал себя неуютно. Ну что ж. После всей этой кутерьмы мне должны были задать известный вопрос. Я ждал этого вопроса. Женщинам нравится женить мужчин. Хозяйка дома спросила меня: «Сеймур, почему ты не женишься? Уже время. Даже поздно». Я ответил ей грубо: «Я не могу взять на себя такую ответственность, как создание семьи ради жареной рыбы. Жареную рыбу можно поесть и в кафе». Стало неловко. Мой ответ обидел хозяйку. Я посидел еще столько, сколько было нужно для того, чтобы рассеять взаимное смущение и потом ушел. Я очень плохой гость... У меня испортилось настроение. Выйдя оттуда, я пошел в кафе. Специально, назло, заказал жареную рыбу. Наелся досыта... Я категорически не могу представить свою семейную жизнь. Когда хочу вообразить свою будущую семейную жизнь, все получается фальшиво и смешно. Сердце начинает биться от страха. Человеку нравится знать, что есть рай, но пугает то, что есть и ад.

Удачи.
Сеймур.


Здравствуй!

Тебе понравился рассказ, который я послала? Я сама перевела на русский язык. Я не представляла что перевод - это такое трудное дело. Если я за два года выучу азербайджанский язык, я буду переводить твои рассказы - написанное тобой на армянский. Ты поможешь мне. Вместе мы легко сможем это сделать. Когда мы будем жить в Тбилиси, я более серьезно займусь языком. Я храню всю свою энергию для Тбилиси.

Я поправилась на 5 кило. Меня это ни на грамм не беспокоит, напротив, я рада. Я знаю, что тебе нравятся толстушки. Ты сам сказал мне. Я приеду в Тбилиси, будучи полностью в твоем вкусе. Иногда мне кажется, что в твоей жизни я повторный случай. Иначе, ты не мог бы оставаться столь безразличным к моим письмам, призывам. Я все время пишу, что готова на все, а ты продолжаешь свое, жалуешься на жизнь. Ты не имеешь права жаловаться. Ты сильный. Это не утешение, это на самом деле так. Больше не знаю, что писать, чтобы ты поверил в то, как счастливы мы можем быть.

Старайся жить.
Айнур.


Здравствуй!

Целыми днями я хожу по улицам, слоняюсь до упаду, но это не помогает, как бы ни устал, я не могу заснуть. Если кое-как и засыпаю на два часа, то и тогда вижу бессюжетные, бессмысленные, сюрреалистические сны. Мне надоели сны. Сны выбивают меня из колеи. Нервы совсем вышли из строя. Мне обязательно нужно лечиться, но пока нет возможности. Проснувшись, я не могу вспомнить увиденные сны. Начинаю вспоминать после полудня. Это, как разгадывать кроссворд. До наступления вечера я уже помню весь свой сон. Опишу тебе свой последний сон. Смотри сама, какие страдания причиняют мне эти сны.

Была одна женщина - депутат. Мне очень нравился голос, фигура, лицо той женщины. Несколько раз мы встречались на различных мероприятиях. Сколько позволяли приличия, я смотрел ей в лицо. Однажды она вышла гулять на бульвар. Рано утром. На глазах у нее были черные очки. На голове кепка с козырьком. Я узнал ее. Приблизительно 200-300 метров прошел за ней, глядя на ее покачивающиеся ягодицы. У нее тонкая талия и полные ноги. Вот, с этой женщиной - депутатом я ехал в поезде Баку-Иджеван. Мы целовались. Целовались, целовались, целовались... Потом я хотел прикоснуться к ее груди. Она не позволила, сказала, что продолжим, когда вернемся в Баку...

Машинист нашего поезда, куря сигарету, смотрел на нас. Он пускал изо рта зеленый дым. Его усы, волосы, брови, ресницы были зеленого цвета. Я спросил, что у него за сигарета. Он сказал: «Это очень дорогая сигарета. Я давно не курю обычные сигареты. Я очень скучаю по обычным сигаретам». Я дал машинисту обычную сигарету – «Кент-8». Машинист прикурил. Раз затянувшись, закашлялся. Он сказал: «Когда курю простые сигареты, начинаю кашлять». Несмотря на то, что он курил простую сигарету, у него изо рта все же шел зеленый дым. Потом мы прямо в поезде въехали во двор какой-то старой армянки. На веревках во дворе было развешано много детской и мужской одежды. Женщина стирала белье. Ее не шокировал въехавший во двор поезд. Она, механическим жестом вытерла мыльные руки о юбку. Приведя себя в порядок, приготовилась нас встречать.

Сеймур.



Доброе утро!

Во мне уживаются несколько натур. Скупой, трус, несчастный, смелый, грубый, дружелюбный, мрачный, общительный... Настроение меняется несколько раз на дню. Это очень сложный, изматывающий процесс. Мое тело еле выдерживает такую смену настроений. Иногда мне кажется, что я могу горы свернуть. Но всего через 5 минут я становлюсь таким слабым, что ищу место, где бы присесть или прилечь. Ничем не хочется заниматься. В такие моменты я мечтаю только о том, чтобы никто меня не трогал, ничего не спрашивал. Конечно, я все понимаю. Глупо мириться с таким положением. Я знаю, что обязательно надо что-то делать, стараться, хоть и немного, но изменить ситуацию. Но стоит только появиться какому-то препятствию, как я сразу падаю духом. Я не могу побороть свою лень, трусость. Я до конца своих дней останусь недоделанным существом. Каждый человек остается таким, каким его создала природа, и нельзя требовать от него чего-то большего. Иногда мне кажется, что для того, чтобы изменить жизнь, достаточно завернуть за ближайший угол. Но как только я сворачиваю за угол, вижу, что на этой улице проводится ремонт. У таких людей, как я, отношение к жизни, раз сформировавшись, впоследствии редко меняется. Пойми. Я очень люблю это слово. Хотя бы ты не суди меня за столь тяжелую и горькую жизнь.

Удачи.
Сеймур.


Здравствуй!

Будь я на твоем месте, я бы не торопился строить иллюзии. Ты потеряла чувство реальности. Ты не слышишь страшных шагов грядущих тягот и лишений. Во мне нет ни грамма сил. Ногти отросли, но мне неохота их постричь. Мне надоело каждое утро чистить зубы. Мне опостылело покупать носки. Я не стираю грязные носки. Выбрасываю. Когда гуляю, вдруг развязывается шнурок. Мне лень нагнуться и завязать его. Если бы я жил в деревне, я бы не чистил зубы. Отрастил бы ногти. И каждый день ел бы чеснок. Жизнь в городе, общение с людьми вынуждают меня каждое утро чистить зубы. При всей этой моей лености и слабости ты призываешь меня бросить все и поехать в Тбилиси, начать все с нуля. Я не готов к этому.

Сеймур.


Здравствуй.

Я потому выбрала Тбилиси, что там живут твои друзья, знакомые. Мы оба можем найти в Тбилиси работу. Ты хорошо знаешь этот город. Если кто-то захочет нас увидеть, может приехать в Тбилиси. Тбилиси самое подходящее место для нас. Хотя, это неважно для меня. Я готова пойти с тобой, куда ты скажешь, жить там, где ты скажешь. С тобой я поеду даже в Капан. Ты только купи билет и выезжай из Баку. Все остальное я беру на себя. Ты и сам поразишься тому, как легко все наладится.

Айнур.
Сеймур Байджан, "Гугарк", 2-е переработанное издание. Перевод: Фериджан Яре, редактор: Луиза Погосян. "Южнокавказская интеграция: Альтернативный старт", 2014