x x x

Утром я проснулся под птичью трель. Птица, названия которой я не знал, сидела и пела на дереве, названия которого я тоже не знал. Ветка дерева склонилась к окну. Можно сказать, что птица пела внутри комнаты, очень близко. Я, подпевая ей в уме, задержал дыхание, чтобы не спугнуть, но воздуха не хватило. Где-то читал: писатель должен знать, как минимум, названия пятнадцати птиц, пятнадцати деревьев, пятнадцати цветов... Лежа я начал перечислять названия деревьев, птиц, цветов. Тополь, дуб, липа, сосна, чинара, ива, ель… Соловей, сова, воробей, скворец, голубь, перепелка, попугай, ворона, чайка, куропатка, журавль, дрофа, орел, ласточка... Ромашка, нарцисс, мак, фиалка, первоцвет, тюльпан...

Я встал с постели. Голова не болела. Приняв душ, я еще больше взбодрился. Вдохнул полной грудью свежий горный воздух. Проглотив две ложки меда, оделся. На выходе из комнаты в коридор я столкнулся с Ануш. Представьте двухэтажное, длинное здание. По правую сторону узкого коридора живут девушки, по левую - парни. Комната Ануш была на нашем этаже. Мы без стеснения посмотрели друг на друга. Девушка смотрела на меня безнадежным, печальным взглядом. Когда она успела влюбиться в меня! Порой девушки, влюбляясь в сына вражеского народа, в гражданина вражеской страны, хотят во всей полноте проявить инстинкт самопожертвования. Юная беспомощная девичья грудь под зеленой кофтой, облегающей ее похожее на очищенное яйцо тело. Ануш была только что из душа. Ее кожа была еще влажной. Мое сладострастное разглядывание напугало девушку. Она убежала вниз по лестнице.

Не думайте, что я пишу что-то, выдумывая о ней. Нет. О том, что она испугалась, я узнаю позже. Потом мы в своих письмах друг другу не раз будем писать о каждой нашей встрече, о каждом разговоре. Этим встречам, каждому взгляду, будет еще дано много смысла. Как говорил Патрик Зюскинд, в вопросах любви мы всегда суеверны. Мое мужское самолюбие было польщено тем, что девушка стремглав убежала. Да, она не сумела отразить атаку. Я же, вместо того, чтобы в отличном настроении спуститься вниз, постучал в дверь Армена. Постучал во второй раз смелей, громче. Армен открыл дверь. Он, еще сонный, хотел надеть рубашку, но не мог попасть в рукав. Увидев меня, он передумал одеваться:
- Что случилось?
- Кушать пора. Спускайся вниз.

Заглянув в открытую дверь, я увидел голые бедра лежавшей в постели женщины. Голову обладательницы бедер я не увидел. Армен, почувствовав, куда я смотрю, закрыл дверь ногой:
- Ты иди. Мне надо побриться.

Он солгал. Лицо было выбритым. Армен вернулся в комнату. Я спустился вниз. Какие же есть настоящие мужчины. Я, как подросток, все еще по-дурацки думаю о любви. А настоящие мужчины занимаются реальным, серьезным делом.
Сеймур Байджан, "Гугарк", 2-е переработанное издание. Перевод: Фериджан Яре, редактор: Луиза Погосян. "Южнокавказская интеграция: Альтернативный старт", 2014