главная
 
о сайте
 
акции
 
ombudsman
 
протоколы
 
тексты
 
люди


ГЕОРГИЙ ВАНЯН: ЗАЛОЖНИКИ ЮЖНОГО КАВКАЗА
Чем вы можете объяснить наличие стольких конфликтных зон на такой сравнительно небольшой территории, как Южный Кавказ?

- На сравнительно небольшой, но в геополитическом смысле сравнительно значимой территории, какой является Южный Кавказ, конфликты, подобно минам замедленного действия, были заложены еще в советские годы, и взорвались при развале СССР, при нашем попустительстве, а также с нашей активной помощью.

Перед лицом независимости, которая была нам фактически навязана, мы оказались не способны к построению государственности и образованию гражданского общества. И сегодня, на нашей же Родине, мы продолжаем по инерции жить в стране, которой уже нет, и имеем один общий на всех статус "беженцев из СССР".

Существование конфликтов обусловлено тем, что мы сами являлись и являемся только лишь носителем конфликта: вначале мы ничего не сделали, чтобы предотвратить конфликты, теперь ничего не делаем, чтобы разрешить их. Мы только наблюдаем над тем, что с нами происходит.

Работает ли реально миротворчество на Южном Кавказе, ведь фактически ситуация не меняется на протяжении более десятка лет?

- Ситуация не то, что не меняется, а определенно несет в себе обострение конфронтации в самом широком спектре. В наших обществах господствует апатия и смирение с тем, что эта ситуация будет длиться бесконечно.

Миротворчество, гражданское миротворчество превратилось, мягко говоря, в "сектантство". Оно изолировано от граждан. В итоге само понятие миротворчества потеряло свой смысл.

Для рядовых граждан, для общества, и для главного исполнителя гражданской миротворческой миссии - НПО, миротворчество - это периодические встречи, демонстрация толерантности друг к другу за столом конференций, семинаров и тренингов, издание книг строго политологической или, в лучшем случае информационно-социологической направленности для узкого круга читателей. В этом смысле "миротворчество работает"...

Остается вопрос - сделали ли мы хотя бы первый шаг к примирению? Мы, каждое из наших обществ, не готовы к примирению прежде всего из-за отсутствия внутренних ресурсов.

В наших обществах фактически отчуждены социальные группы, пострадавшие в конфликтах. Мы стараемся избавиться от всех постконфликтных проблем, просто игнорируя их. В первую очередь это относится к гуманитарным проблемам.

Задвинутые на задворки проблемы беженцев, вынужденных переселенцев, проблемы участников боевых действий, их семей и семей погибших, без вести пропавших - не являются первоочередными проблемами наших обществ. Эти люди оставлены один на один со своей неутихающей болью и своим восприятием недалекого прошлого и настоящего.

Готовы ли мы, прежде, чем говорить о миротворчестве, публично и поименно вспомнить о жертвах конфликтов? Готовы ли мы взглянуть в глаза друг другу и выслушать длинную историю жестокой войны?

Готовы ли мы принять реальную историю этой войны, принять всем обществом и боль, и вину за потерянные человеческие жизни? Готовы ли мы заклеймить преступность, в моральном и политическом смысле? Способны ли мы публично и поименно назвать имена преступников?

Об этом, об истинном процессе примирения, мы забыли, и поэтому сегодня все больше людей пополняет ряды пострадавших от продолжающегося конфликта, каждый из нас становится жертвой - человеком без будущего, живущим со страхом возобновления войны.

Эти годы душевной замороженности привели нас к упованию на некое политическое миротворчество и политические механизмы достижения мира. С каждым днем мы теряем шанс использовать свое право распоряжаться собственной жизнью.

Какова роль России в региональных конфликтах на Южном Кавказе?

- Роль России в конфликтах на Южном Кавказе во все времена была огромной. Но не в этом наша трагедия. Наша трагедия в том, что мы всегда ищем причины наших бед вне нас самих. Это и есть психология жертвы.

Парламент Грузии принял решение о выводе российских миротворцев из Абхазии и Южной Осетии. Вы считаете это решение оправданным?

- Изначально присутствие российских миротворцев в Абхазии и Южной Осетии было судьбоносной ошибкой. В этом контексте считаю решение грузинского Парламента оправданным. Но сама Грузия, политика Грузии становится препятствием номер один для вывода российских миротворцев, так как это требование сегодня звучит как угроза Абхазии и Южной Осетии в контексте грузино-российской холодной войны. В этой ситуации не только власти, но и мирное население Абхазии и Южной Осетии стали заложниками. И на этом их статусе заложников, к сожалению, спекулируют как Россия, так и Грузия.

В последнее время в Грузии и России все чаще говорят о возможности возобновления боевых действий в Абхазии и Южной Осетии. Не кажется ли вам, что миротворческие процессы зашли в определенный тупик?

- Наверно следует задаться вопросом: о каких миротворческих процессах идет речь? Есть ли и были ли какие-либо миротворческие процессы? И как может то, чего не было и нет, зайти в тупик?

Единственным нашим достижением было прекращение военных действий в конфликтных зонах. И факты многочисленных нарушений режима прекращения огня - еще одно кричащее доказательство отсутствия миротворческих процессов.

Сегодня мы, к сожалению, постепенно стираем грань между войной и миром. Постоянно говоря об опасности возобновления боевых действий, мы превращаем эту идею в некий фантом, в то время как постоянно в зоне конфликтов погибают люди. Где у нас сегодня проходит грань между войной и миром, каковы могут быть критерии войны - число жертв? Кто устанавливает эти критерии?

Виноваты все, каждый на своем месте, все мы, создающие и поддерживающие имитацию миротворчества, а на самом деле спекулирующие на выборе между "замороженным" конфликтом и войной.

При нашем участии и попустительстве политические деятели периодически заявляют о неготовности общества к разрешению конфликта, и представители гражданского общества твердят им в унисон, что разрешение конфликтов невозможно до тех пор, пока не восторжествует демократия и установится правовое государство. Здесь уже можно уверенно говорить о тупике в демократическом развитии.

Что необходимо сделать для того, чтобы решить конфликты?

- Для разрешения конфликтов в южно-кавказском регионе необходимо, чтобы до принятия политических решений были начаты процессы примирения между народами и процессы интеграции. Только определенный уровень примирения и интеграции может стать базой для формирования общественного и политического заказа на мир и привести к взаимоприемлемому и устойчивому миру.

Примирение - это прежде всего прекращение воинственной пропаганды и общественное, а затем и государственное, признание своей доли вины в потерях и разрушениях. Процесс примирения органично связан с основами интеграции - свободным перемещением людей и поощрением экономических связей.

Естественная потребность в примирении и интеграции неоспоримо есть в каждом из народов, живущих на Южном Кавказе. Дело остается лишь за политической волей.

Каковы основные трудности в решении конфликтов в Карабахе, Абхазии и Южной Осетии? Отличаются ли они, или же существует некая единая схема?

- Основная трудность - отсутствие воли к разрешению конфликта и застой политической мысли. И основная опасность - отчужденность граждан и то, что мы приспособились к конфликту. Это единая для всех нас схема. И в этом контексте о какой сути конфликта может идти речь? Разве у наших конфликтов есть суть? При поисках сути в межнациональных конфликтах мы переходим в плоскость фашизма.

Каким вам видится будущее Южного Кавказа?

- К сожалению, наша жизнь и наше настоящее заморожены. Трудно увидеть не только будущее, но и близкое завтра. К сожалению, мы только наблюдаем над тем, что происходит. К сожалению, с каждым днем мы теряем шанс использовать свое право распоряжаться собственной жизнью. Если мы сможем преодолеть эту действительность, у нас будет будущее - живущий и развивающийся Южный Кавказ.


Ираклий Чихладзе, специально для издания Новый Регион, 08.10.2006,


Мы теряем шанс
использовать свое право
распоряжаться
собственной
жизнью
Два понятия - Южный Кавказ
и конфликты неразрывно связаны
друг с другом вот уже почти
два десятка лет. И, к сожалению,
пока ничего не указывает на то,
что конфликты будут урегулированы
в ближайшем будущем...
Конфликты в регионе,
перспективы их урегулирования,
будущее Южного Кавказа
- тема беседы издания
"Новый Регион" с главой
Кавказского Центра
Миротворческих
Инициатив
 

Версия для печати

 
Хочу уточнить, что речь не идет об исключении России из переговорного процесса и/или миротворческих операций. Дело в том, что существующий формат переговорного процесса и миротворческих операций исчерпал свои возможности. Он не только продемонстрировал полную неэффективность, но и стал источником более серьезной напряженности в Абхазии и Южной Осетии. Необходимо действовать в рамках такого международного формата, который сдвинет переговорный процесс с мертвой точки и обеспечит возможность для прямого диалога сторон в конфликте. Это не подразумевает исключение из процесса российской стороны. Полагаем, Россия должна продолжать играть важную роль в урегулировании конфликта, но это не означает, что она должна иметь доминирующе положение. Она должна стать равноправным партнером с другими международными 'игроками'. Необходимо подключить к переговорному процессу, в качестве содействующих сторон и гарантов, Соединенные Штаты Америки и Европейский Союз. Соответственно, следует заменить действующие миротворческие операции международными полицейскими операциями.  
Автор: Давид Пипинашвили | 2006-10-12   

 
Поддерживаю  
Автор: Галина | 2006-10-11   

 
Я абсолютно с Вами согласен. И думаю пришло время всем общественным организациям на Кавказе начать работу над новым видением единного «Шенгенского Кавказа», где мы сами сможем совместно решать свою судьбу. Три кавказские республики должны найти совместные цели и начать разработку единой зоны и саими решить те конфликты, которые нам же мешают создать сильное единное пространство, вплоть до совместных вооруженных сил. Вот потом с нами будут считаться и в России, и в Америке, и в Европе. Неужели мы не способны соединиться и РАСПОРЯЖАТЬСЯ СОБСТВЕННОЙ ЖИЗНЬЮ?  
Автор: Арчил Маланиа | 2006-10-12   

 
Согласен с Давидом Пипинашвили, что время, когда Россия доминировала в регионе ЮК, прошло. Россия идя на резкое обострение отношений с Грузией доказывает, что она и есть сторона в Абхазском и Югоосетинском конфликтах. А сторона в Абхазском и Югоосетинском конфликтах не может быть одновременно миротворцем этого процесса. Вот в других конфликтах (Косово, Ирак или Афганистан) Россия может быть посредником или миротворцем. Поэтому модернизация форматов Абхазского и Югоосетинского конфликтов необходима и неизбежна, что собственно уже мы видели в случае Приднестровского конфликта, когда формат конфликта с пятистороннего расширился до семистороннего, с включением в процесс США и Еврасоюза. Но хочу согласится с Георгием Ваняном в одном очень важном вопросе: политика Грузии, в смысле требования вывода российских миротворцев из зоны конфликтов, ни в коем случае не должно сопровождаться угрозами в адрес властей Абхазии и Южной Осетии. Наоборот эти непризнанные сообщества должны почуствовать, что новая грузинская власть исключает силовые варианты решения Абхазского и Югоосетинского конфликтов и стремится лишь устранить факторы мешающие скорому решению этих конфликтов.  
Автор: Степан Григорян | 2006-10-12   

 
Конечно, Россия, как гарант безопасности в грузино-абхазском, грузино-юго-осетинском конфликтах, себя изжила, в том формате, какой сейчас существует. Нужны новые "игроги", партнёры", новые идеи... Если какое-то государство имеет свой интерес в регионе конфликта, оно не может быть нормально, объективно выполнять функции миротворца. А в карабахском конфликте, мы уже давно потеряли шанс использовать своё право распоряжаться собственной жизнью. Мы выдавлены, благодаря Р.Кочаряну, из переговорного процесса и, практически не знаем, что творится за нашей спиной. Нашу судьбу решают другие. А впрочем, вопрос, а решают ли? Все мы понимаем, что статус-кво прекрасно устраивает все стороны конфликта. В данном случае руководителей сторон конфликта. И пока будет существовать треугольник Кочарян-Алиев-Гукасян, никаких продвижек в переговорном прцессе не будет. Будет имитация переговорного процесса. Конечно, если какая-то сила извне не заставит их активизироваться... В любом случае, каждый человек, каждый народ имеет право сам решать свою судьбу, распоряжаться собственной жизнью.  
Автор: Альберт Восканян, Степанакерт | 2006-10-20   

 
Если есть страны-друзья Грузии, то почему бы не появиться странам друзьям-Абхазии, Южной Осетии и Нагорного Карабаха? И доверия было бы больше и предложений. Может привлечение новых "свежих" сил сдвинет переговорный процесс в сторону разрешения конфликтов?  
Автор: Русудан Маршания Тбилиси | 2007-06-09   

Добавьте Ваш комментарий здесь (максимум 1000 символов).
 
Автор: 


   
South Caucasus Integration: Alternative Start
   
   
   
Copyright © 2006 - 2012 info@southcaucasus.com